Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  |  RSS 2.0
О нас  |  Статистика  |  Обратная связь
Поиск по сайту: Расширенный поиск по сайту
Регистрация на сайте
Забыли пароль?
Авторизация

Логин
Пароль
 
Реклама

Если вы ищете того, кто может провести наращивание ресниц в городе Харьков, обращайтесь к опытному косметологу Юлии Лесничей

Социальные сети
Статистика

Бесплатный анализ сайта
Партнеры
дпни
Национальный Союз России - Тульская Область
Национальный Союз России
https://vk.com/rusnsd/
НРС Одесса

Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
» ХАРЬКОВ
» КИЕВ
» ЛУГАНСК
» ОДЕССА
» ВИННИЦА
» ЗАПОРОЖЬЕ
» ПОЛТАВА
» СУМЫ
» ЗАКАРПАТЬЕ
» ДОНЕЦК
» ХМЕЛЬНИЦКИЙ
 
» Философия конфликта
29-03-2010, 10:12 | Информация | автор: admin | Просмотров: 2853

ВВЕДЕНИЕ

 

 Конфликты с незапамятных времен притягивали к себе внимание человека. Упоминание о конфликтах встречаются во многих дошедших до нас памятниках литературного искусства. Взять, к примеру, сюжет с “яблоком раздора” и “судом Париса”; библейское сказание о раздоре между Каином и Авелем – сыновьями Адама и Евы; можно вспомнить русские былины.

Конфликты с незапамятных времен притягивали к себе внимание человека. Упоминание о конфликтах встречаются во многих дошедших до нас памятниках литературного искусства. Взять, к примеру, сюжет с “яблоком раздора” и “судом Париса”; библейское сказание о раздоре между Каином и Авелем – сыновьями Адама и Евы; можно вспомнить русские былины. Конфуций еще в V I в. до н. э. в своих изречениях утверждал, что злобу и заносчивость, а с ними и конфликты, порождают, в первую очередь, неравенство и несхожесть людей. Он наставлял, что нужно улучшать нравы, устранять пороки, избегать ссор, достигать того, чтобы “тяжбы не велись”. Сам Конфуций обладал несомненными достоинствами, по словам его многочисленных учеников, был “ласков, добр, почтителен, бережлив и уступчив”. Ему были чужды, по крайней мере, четыре недостатка: “склонность к домыслам, излишняя категоричность, упрямство, себялюбие”. Древнегреческий философ Гераклит считал, что в мире все рождается через вражду и распри. Конфликты представлялись ему как важное свойство, непременное условие общественной жизни, ибо противоборство, в том числе и война, есть “отец всего и царь всего”. Конфликтам уделяли внимание и такие выдающиеся умы античности, как Платон и Аристотель (V – I V вв. до н. э.). Они полагали: человек по природе своей существо общественное; отдельный человек представляет собой лишь часть более широкого целого – общества; заложенное в человеке начало придает ему способность к взаимопониманию и сотрудничеству с другими людьми. Не исключалась при этом и склонность к вражде, ненависти и насилию. По мнению Аристотеля, источники распрей состоят в неравенстве людей по обладанию имуществом и получению почестей, а так же в наглости, страхе, пренебрежении, происках, несходстве характеров, чрезмерном возвышении одних и унижении других. В условиях средневековья коллективизм означал подчинение человека феодальному государству, поглощение личности крестьянской общиной, ремесленным цехом, купеческой корпорацией, рыцарским или монашеским орденом. Только на излете средних веков сформировался в мощную силу индивидуализм. Это нашло свое выражение в западноевропейском гуманизме, постулатах христиан-протестантов, учении об естественном праве и общественном договоре, идеях раннего либерализма. Томас Мор, Эразм Роттердамский, Френсис Бэкон и другие гуманисты выступали с резким осуждением средневековой смуты, социальных беспорядков и кровопролитных междоусобиц. Они ратовали за мир и доброе согласие между людьми, признавая их решающим фактором развития общества. Джон Локк и Томас Гоббс полагали, что человек есть отдельное самоценное существо, для которого другие люди – только среда обитания. В соотнесении с обществом приоритет принадлежит личности. Естественное состояние общественных связей – это “война всех против всех”, в которой люди выступают в качестве либо врагов, либо партнеров. X V I I I в., Адам Смит – родоначальник классической политэкономии. В своей книге “Теория нравственных чувств” он выступил последовательным сторонником некой степени эгоизма, “любви к себе”, но при непременной гармонии своекорыстных интересов с общими устремлениями людей к благополучию и счастью. Смит полагал, что причина, которая движет человеком в стремлении улучшить свое положение, повысить социальный статус, состоит в том, чтобы “отличиться, обратить на себя внимание, вызвать одобрение, похвалу, сочувствие или получить сопровождающие выгоды”. Он вместо моральных отношений между людьми поставил во главу угла экономические интересы. Смит писал: “Наше собственное благополучие побуждает нас к благоразумию; благополучие наших ближних побуждает нас к справедливости и человеколюбию; справедливость отстраняет нас от всего, что может повредить счастью наших ближних, а человеколюбие побуждает нас к тому, что может содействовать ему”.

 

Философско - методологическая систематизация в подходах к понятию конфликт

 

С момента появления человека на Земле конфликт всегда являлся неотъемлемой частью взаимодействия между людьми. В мифах и преданиях, идеях и высказываниях философов, историков и писателей прошлых веков содержатся многочисленные и порой глубокие взгляды о природе различного рода конфликтов и путях их преодоления. Однако длительное время конфликт как таковой не был объектом научного исследования.

Содействие рационализации имеющихся конфликтов с учетом их концентрации, а так же стихийного, деструктивного по преимуществу характера, обусловленных во многом происходящими в нашем обществе переменами в области экономики, политики, культуры, рассматривается сегодня философами, социологами, психологами как задача огромной научно-практической важности. «Философия есть там, где есть искание единства духовной жизни на путях ее рационализации» - пишет В.В. Зеньковский [5; 16]. Общий же смысл социально-философских подходов видится в поиске технологий и методов диагностирования, прогнозиро­вания, анализа конфликтных процессов, их локализации и управления ими на основе институционализации. Это касается в целом социального конфликта и межличностного конфликта в частности.

В научной литературе нет единого смыслового прочтения понятия «конфликт», а именно от его трактовки зависят подходы ко всей про­блематике конфликта.

Социологические, психологические теории, несмотря на все много­образие интерпретаций феномена «конфликт», объяснения причинности и роли конфликтов в жизни отдельного человека и общества, подходов к регуляции конфликтов, в большинстве своем отталкиваются от общих философско-мировоззренческих установок. Одной из них является уста­новка, связанная с пониманием конфликта в контексте сущностной при­роды самого человека. Именно ответ на вопрос о природе человека яв­ляется истоком философского теоретизирования по другим вопросам, связанным с конфликтом.

Само понятие «конфликт» в истории философии возникло не сразу. На протяжении многих веков философы развивали конфликтологические идеи в рамках учений о противоречиях, борьбе противоположностей, войне и мире.

По мнению А.В. Дмитриева, отечественного конфликтолога, впервые к проблеме конфликта обратились древнегреческие философы (3). Однако, как отмечают А.Я. Анцупов и А.И. Шипилов, первые попытки рационального осмысления природы конфликта относятся еще к VII-VI вв. до н.э. Китайские мыслители того времени полагали, что источник развития всего существующего – во взаимоотношениях присущих материи положительных (Янь) и отрицательных (Инь) сторон, находящихся в постоянном противоборстве и приводящих к возникновению конфликтов между их носителями [1, С. 10-11].

В античной философии феномен конфликта рассматривался, с одной стороны, в онтологическом аспекте (противоположность и единство явлений, вещей и их сущностей), с другой, – в практическом (социальном), главным образом в контексте исследования вооруженных столкновений, войн.

Философское познание человека, обобщенное, интегральное по­стижение личности с ее судьбой, местом в природном и социальном ми­ре на протяжении всей истории человечества сопряжено с постижением феномена «конфликт» в таких существенных аспектах как его природа, роль конфликтов в жизни человека и общества, как одна из самых на­пряженных дилемм для личности. Кроме того, поиску идеала человече­ской жизни всегда сопутствовала философская рефлексия по поводу ра­ционализации и преодоления конфликтов.

Философские воззрения милетцев базируются на учении о противоположностях и их роли в возникновении и развитии вещей. Так, Анаксимандр утверждал, что вещи возникают из «апейрона» – вечного, неопределенного и беспредельного материального начала, из которого происходят противоположности (горячее и холодное, влажное и сухое). Зарождение и развитие всего происходит в результате комбинации данных противоположностей, порождающих стихии, из которых состоит все в мире.

Рассмотрение конфликта как войны и вооруженного столкновения также имеет свое подтверждение в античных источниках. Философ-диалектик Гераклит считал, что все в мире подвержено вечному круговороту и взаимопревращению, в том числе и отношения между людьми; в мире все рождается через борьбу и распри. Философ называл войну отцом и царем всего сущего. Конфликт здесь предстает как важное и непременное условие развития человечества и обосновывается его положительная роль в процессе этого развития. В дальнейшем Цицерон в труде «О государстве» подчеркивает неизбежность военных конфликтов.

Идеи Гераклита о конфликте и борьбе как основе всех вещей разделял другой философ-материалист Эпикур. Однако он мечтал о бесконфликтном состоянии общества и считал, что негативные последствия постоянных столкновений заставят человечество отказаться от них и жить в постоянном мире. Таким образом, мечты о мирном существовании общества имели первое теоретическое обоснование.

В отличие от Гераклита, Платон и Геродот рассматривали  войну как величайшее зло, несмотря на то, что в его «идеальном государстве» имеются воины, готовые вступить в военные действия. Платон мечтал о возврате к бесконфликтному обществу, существовавшему в период «золотого века», когда люди любили, уважали друг друга и относились ко всем доброжелательно.

Идеальное государство Платона (427- 347 г. до н.э.) - одна из пер­вых моделей совершенного государства в истории философской мысли -предстает как справедливое общество для взаимного удовлетворения потребностей. По Платону, мудрые думают, мужественные защищают, умеренные производят. При условии, что разные люди выполняют раз­ные общественные функции, они дополняют друг друга, что, в свою очередь, исключает распри. Факторами стабильности общества, гармо­ничности межличностных отношений и отношений человека и общества являются, согласно Платону, равномерное распределение богатства, не­значительная дифференциация между богатыми и бедными, поскольку именно богатство порождает зависть и конфликты, Запрещение частной собственности и упразднение института семьи - самые эффективные способы усмирения эгоистических интересов, стабилизации общества и предотвращения конфликтов.

Особую ценность представляют в философии конфликта идеи Ари­стотеля (384- 322 г. до н.э.), во многом подтверждающие и дополняю­щие Платона, особенно в части теоретизирования по вопросу системы добродетелей, являющейся гарантом устойчивости общества и предот­вращения конфликтов (трактат “Политика”). Так, дружба, считает Ари­стотель, будучи одной из главных человеческих добродетелей, основан­ная на взаимном признании и взаимном познании, в конечном счете, является социально-полезным опытом, усвоением правильных норм и позиций, которые, в свою очередь, являются гарантом правильного вы­бора между альтернативными действиями. Речь здесь идет и об обрете­нии морального чувства. Этическая компетенция, по Аристотелю, - ус­ловие разумных и справедливых действий. Юридический уровень спра­ведливого государства трактуется Аристотелем как справедливый обмен и справедливое распределение, т. е. экономически. Предпосылкой спра­ведливого, бесконфликтного общества является обеспечение в государ­стве условий для максимальной реализации человеческих способностей. Выстраивая свою концепцию государства, существующего от природы и предшествующего всякому человеку, Аристотель одним из первых евро­пейских философов утверждает идею человека как существа обществен­ного, политического (как части целого - государства), от природы склонного к сотрудничеству.

Изложенные положения Платона и Аристотеля явились основой философского теоретизирования в разделе философии конфликта в по­следующие эпохи. Наиболее показательной, на наш взгляд, является в этом смысле философия Нового времени с ее исключительным внима­нием к Человеку, доверием к разуму, оптимизмом. Сама философия трактуется, в частности Б.Спинозой, как наука по выработке практиче­ского поведения, требуемого для благочестивой жизни (1670 г. - ! «Бо-гословско-политический трактат»). «Этика» Спинозы указывает путь, ведущий к свободной и спокойной жизни, исключающей неразумные

волнения и страсти, в которой каждый способен рассматривать себя и вселенную с точки зрения вечности. Это путь признания и следования основополагающим законам природы. Интересно отметить, что в треть­ей части «О происхождении и природе аффектов» и в четвертой «О че­ловеческом рабстве, или о силе аффектов» центральное место занимает учение об аффектах. Главным препятствием, которое мешает человеку достичь подлинного счастья и спокойствия, являются страсти, аффекты. Человек постоянно допускает воздействие на себя различных внешних сил, в результате чего его душа не находится в состоянии равновесия, а значит люди совершают действия, которые приводят к несчастьям. Иными словами, Спиноза затрагивает в трактате вопрос взаимосвязи внешних и внутренних, психологических факторов, провоцирующих и усугубляющих конфликты.

Христианская философия стремилась доказать преимущества мира и согласия перед войной и конфликтами. Однако, начиная с IV в., идея противоречия войны христианскому учению ставилась многими под сомнение. Так, А. Блаженный и Ф. Аквинский, осознавали неизбежность военных столкновений. Они развивали мысли о допустимости войны, если она обусловлена «справедливыми» намерениями: необходимостью защитить страну от врага.

В эпоху Возрождения  возникали сложные и противоречивые оценки конфликтов. В это время с резким осуждением социальных столкновений и вооруженных конфликтов выступали такие известные гуманисты как Т. Мор, Д. Эразм, Ф. Бэкон. Ф. Бэкон впервые подверг основательному теоретическому анализу  причины социальных конфликтов внутри страны, рассмотрев материальные, политические и психологические условия социальных беспорядков, а также возможные способы их преодоления. Главную причину возникновения таких конфликтов Ф. Бэкон видел в тяжелом материальном положении народа.

Новые взгляды в философию конфликта вносит теория Т.Гоббса, решая вопрос о соотношении личности и общества в пользу человека как отдельного самоценного существа. Т.Гоббс объявляет, что естест­венное состояние общества - это «война всех против всех» («Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского» -1651 г.). Полагая, что люди от природы равны в отношении физических и умственных способностей, они в той же степени равны и в своих при­тязаниях на достижение целей. Однако дефицит ресурсов, лежащий в основе целедостижения, порождает соперничество, недоверие и жажду славы, что приводит к конфликтам и, в конечном счете, может привести к уничтожению самого общества. Эта внутренняя тенденция общества к самоуничтожению обязывает его к политическому оформлению в лице государства, которое, таким образом, является результатом обществен­ного договора, действительным благом и ценностью, поскольку гаран­тирует права своим подданным и общественное согласие. Таким обра­зом, именно из политической теории Т.Гоббса следуют выводы о приро­де конфликта, обусловленной естественным равенством людей от при­роды. Необходимо отметить, что такое понимание природы конфликта в дальнейшем становится определяющим в западной философской тради­ции.

Если концепция естественного права основывается на идее некото­рых общезначимым норм и ценностей, то, в противовес ей, Д. Юм ут­верждает, что истинные ценности и нормы есть выражение не знаний, а чувств. Именно чувства формируют моральные оценки и то, что Юм определяет как культурно заданные способы реагирования, являющиеся

результатом усвоения традиций и соглашений, существующих в ло­кальном окружении человека. Чувства, усвоенные привычки, эмоцио­нальные стандарты реагирования и есть, согласно представлениям Юма, гарантия общественного спокойствия и бесконфликтности.

В период расцвета новоевропейской философии и гуманистических учений французских просветителей проблема конфликта была вплетена в контекст размышлений о социальных противоречиях, столкновении интересов и ценностей человека. С открытой критикой вооруженных конфликтов и насилия в VIII в. выступили Д. Дидро, Ш. Монтескье,  ЖЖ. Руссо, Вольтер. Они говорили о возможности прийти к вечному миру и человеческой гармонии посредством ликвидации феодальных устоев.

Вера в чувства как скрепляющее, гармонизирующее отношения людей начало, четко прослеживается в философии Ж.-Ж. Руссо, которая задает новую традицию критического отношения к индивидуалистиче­ской концепции человека и установления определенной взаимосвязи человека и сообщества. Не отрицая существования некоторой напряжен­ности между индивидом и обществом, Руссо утверждает идею самоцен­ности, как индивида, так и сообщества. Сообщество для Руссо - это пре­жде всего чувства близости, которые соединяют вместе семью и друзей, Именно в этом смысле общество представляет собой моральную цен­ность.

Русская философия, одной из отличительных черт которой являет­ся антропоцентризм, также, развивая тему человека, не обошла сторо­ной проблему конфликта. Необходимо подчеркнуть, что в художествен­ной форме философская рефлексия на эту тему ярко прослеживается уже в литературе Древней Руси («Поучение Владимира Мономаха», «Слово Даниила Заточника», «Наставление тверского епископа Семена» и др.), задавая традиционную для всей русской культуры идею единения людей на основе справедливости, сострадания и милосердия.

Приоритет духовного в человеке исповедуют в дальнейшем такие русские мыслители, как Г.Г.Гогоцкий, В.С.Соловьев, В.В.Розанов, А.А.Богданов, П.Д.Юркевич, каждый из которых по-своему дал фило­софское обрамление концепции о сердце как фундаментальной основе человека в его нравственной и духовной жизни и «мире с ближними» как главном условии гармоничности человеческого общежития.

Наиболее яркими выразителями темы конфликта и в собственно философской, и в художественной формах явились Л.Толстой и Ф. Дос­тоевский. Неучастие в насилии и непротивление насилию - два ведущих тезиса в философии конфликта обоих русских мыслителей, отражающих позицию по отношению к конфликту. Антропологический антиномизм у Достоевского, как ни у кого из русских писателей, высветил драматизм внутреннего конфликта, предопределенного самой природой человека. Темные силы души человека, порождающие эгоизм, «демоническую» стихию страстей, находятся в роковом поединке с «ангельским» нача­лом в человеке. Иррациональное в природе и личности, с позиции Дос тоевского, не поддается ни логическому, ни психологическому объясне­нию. В то же время Достоевский определяет выход для человека через этическую направленность, через поиск им добра в качестве свободного выбора («Дневник писателя» - 1887 г.). Осуждение насилия и требова­ние личной ответственности за содеянные поступки, стремление к ду­ховной добродетели - именно эти моральные принципы, воспринятые Л.Толстым из буддизма, даосизма и конфуцианства, являются, по его представлениям, основаниями гармонизации и общественной жизни, и отдельного человека. Важно подчеркнуть, что тема внутриличностного конфликта как постоянного элемента душевной жизни человека, диалек­тика внутреннего и межличностного конфликта, оценка губительной силы страстей философски и психологически точно отражена во всем творчестве Л.Толстого («Анна Каренина», «Война и мир» и др.).

С развитием естествознания учения о конфликте переместились в естественнонаучную плоскость и нашли свое выражение, прежде всего, в дарвинизме. В концепции Ч. Дарвина борьба за существование занимала центральное место. По мнению ученого, она составляет естественный механизм отбора наиболее сильных и приспособленных особей. Хотя Дарвин не распространял эти идеи на процессы общественного развития, но его учение заложило основы для многих социологических и психологических теорий конфликта. Так, широкое распространение в XIX-XX вв. получила теория социального дарвинизма, сторонники которой (Г. Спенсер, У. Самнер) объясняли эволюцию человеческого общества биологическими законами борьбы за существование и естественного отбора, они считали, что природная агрессивность человека неизбежно проявляется в разного рода конфликтах (1, С. 13).

Таким образом, Ч. Дарвин и последователи его теории подчеркивают ведущую роль конфликта в развитии природы, человека и общества.

В отличие от концепции социального дарвинизма, классовая теории К. Маркса  и Ф. Энгельса усматривает источник конфликта в порочном устройстве самого общества. В бесклассовом обществе нет места конфликтам. Конфликт, по их мнению, – неизбежное условие революционного изменения общества. Однако насилие на пути к созданию такого общества неизбежно – т.е. путь к бесконфликтному обществу лежит через конфликт.

На рубеже XIX–XX вв. все большее влияние на разработку проблематики начала оказывать социология. Одним из основателей конфликтологии как науки является немецкий социолог Г. Зиммель. Он считал, что конфликт в обществе неизбежен. Но если, по мнению  К. Маркса, конфликт произрастает исключительно в системе господство – подчинение и всегда ведет к разрушению или социальным изменениям, то с точки зрения Г. Зиммеля, история культуры может быть осмыслена как история конфликтов и примирений, сходств и различий между людьми и социальными группами, а борьба – наиболее важное из всех общественных взаимодействий.

В 20-е гг. XX в. представители чикагской социологической школы разделяли взгляды Г. Зиммеля на проблему конфликта. Они рассматривали конфликт как важнейший источник перемен в обществе и главный тип социального взаимодействия (3, С. 15).                                                                                                                                                                                                      

Р. Дарендорф, немецкий социолог и философ, утверждал, что вся общественная жизнь является конфликтом, поскольку она неустойчива и  изменчива. В конфликте находится творческое ядро всяких сообществ и возможность свободы.

В начале XX в. интерес к проблеме конфликта возрастал, что обуславливалось существованием объективной потребности в исследовании этого явления. Однако уже с 30-х гг. теоретический интерес к конфликтологической проблематике начал постепенно снижаться.

События 80 – 90-х гг. XX в. Европе и в нашей стране привели к значительным изменениям в теоретических подходах к конфликтам. В трудах современных философов подчеркивается, что при рассмотрении проблемы конфликта необходимо использовать важнейшие элементы всех основных теорий, что позволит понять специфику проблемы конфликта в современной науке.

Современная теория конфликта, синтезируя две принципиально отличные точки зрения, исходит из того, что природе и человека, и об­щества свойственны, как биологические, психологические, так и соци­альные факторы, порождающие многообразные и многочисленные кон­фликты. С другой стороны, признается в такой же мере и наличие фак­торов социально-психологического порядка, обусловливающих стремле­ние людей сотрудничать. В русле настоящего исследования важно как раз подчеркнуть эту существенную особенность: природой самого чело­века его способностью и стремлением к гармоничным отношениям, к единству с другими людьми - предусмотрен как бы внутренний ценност­ный ориентир, который должен учитываться в рамках процесса оптими­зации социального конфликта.

Одна из исходных и центральных категорий настоящего исследо­вания - конфликт (от лат. conflictus - cтолкновение). В научной литера­туре, несмотря на многообразие дефиниций, конфликт понимается в значении «социальный конфликт», т.е. вызванный теми или иными во­просами общественной жизни. «Социальное» же в широком смысле слова есть общественное. «В этом случае, - пишет М.Н. Руткевич, - лю­бой конфликт между людьми есть конфликт социальный» [10; 482]. В связи с этим считаем возможным понятия «конфликт» и «социальный конфликт» употреблять как суть тождественные.

Осуществляя некоторую философско-методологическую система­тизацию в подходах к понятию «конфликт, можно сделать вывод о том, что в большинстве своем авторы в толковании исходной категории кон­фликтологии отталкиваются либо от понятия «противоречие» (в данном случае вкладывая в него смысл «положение», «отношение»), либо от понятия «свобода воли» (взаимодействие, противоборство). Даже в под­ходах, где делаются попытки интегрировать те и другие взгляды, смы­словой акцент тем не менее делается либо на наличие противоречия, лежащего в основе конфликта (т.е. на некую данность, некое положение взаимоисключающих элементов), либо на взаимодействие (процесс, динамизм которого обеспечивается попытками конфликтеров воздейст­вовать друг на друга).

Иллюстрацией первого подхода может служить определение кон­фликта, данное К. Боулдингом. По его мнению, конфликт « есть диссо­нанс; понятие, противоположное конфликту – гармония» [9; 32].

В отечественной философской, социологической, психологической литературе есть много сторонников смыслового прочтения конфликта через противоречие. В частности, такова позиция Н.В.Гришиной. По ее мнению, конфликт есть « противоречие, возникающее между людьми по значимым для них аспектам взаимодействия и нарушающее их нор­мальное взаимодействие, а потому вызывающее со стороны участников конфликта определенные действия по разрешению возникшей проблемы в своих интересах» [3; 9].

Близок к подобному определению конфликта и А.Г.Ковалев, счи­тающий конфликт противоречием, возникающим между людьми в свя­зи с решением тех или иных вопросов социальной жизни.

При таком подходе определения понятия «конфликт» - через более обширную по семантике категорию «противоречие» - упускается из вида специфика собственно конфликтных отношений. Отсюда неполнота и

односторонность приведенных определений, что делает их весьма уяз­вимыми, особенно с позиций критики сторонников процессуальной мо­дели описания конфликта.

Объяснение термина «конфликт» через категорию «взаимодейст­вие» четко прослеживается у американских ученых - Роберта Парка, Эрнста Бэрджесса, Албиона Смолла.

Антони Гидденс, рассматривая вопрос о связи между конфликтом и противоречием, в частности, пишет: «Под конфликтом я понимаю ре­альную борьбу между действующими людьми или группами независимо от того, каковы истоки этой борьбы, ее способы и средства, мобилизуе­мые каждой из сторон» [4; 83].

Л. Козер определяет конфликт как «поведение, которое влечет за собой борьбу между противными сторонами из-за дефицитных ресурсов и включает в себя попытки нейтрализовать, причинить вред или устра­нить противника» [7; 173].

Обратившись к социологической теории П.Сорокина, мы обнару­жим, что в качестве простейшего социального явления им рассматрива­ется взаимодействие. «Моделью социальных процессов могут быть только процессы взаимодействия между индивидами; моделью общест­венных явлений могут быть только явления взаимодействия людей» [12; 140].

Признавая социальный конфликт (в том числе и межличностный) одним из таких явлений, мы с неизбежностью должны признать, что конфликт есть прежде всего специфический способ взаимодействия ме­жду людьми. И в то же время этот способ взаимодействия предопреде­лен именно наличием противоречия как его мотивационной основы. Анализ дефиниций конфликта через философскую категорию “противо­речие” позволяет делать вывод о том, что их авторы связывают проти­воречие (а вслед за этим и конфликт) прежде всего с одним из его эле­ментов - борьбой противоположностей (интересов, ценностей, целей). Однако неразрывная связь понятия «конфликт» с философским поняти­ем «противоречие» обязывает к более полному осмыслению противоре­чия, которое в философской науке, безусловно, выражает сущность закона единства и борьбы противоположностей: «Противоречие диалек­тическое - взаимодействие противоположных, взаимоисключающих сторон и тенденций предметов и явлений, которые вместе с тем нахо­дятся во внутреннем единстве и взаимопроникновении, выступая источ­ником самодвижения и развития объективного мира и познания» [15;523]. Именно полное философское понимание категории противоречия (в данном случае - признание единства, взаимопроникновения противо­положностей) позволяет уйти от несколько усеченного в смысловом отношении понимания, как социального противоречия, так и социально­го конфликта, а, следовательно, увидеть и новые подходы к возможно­стям регуляции конфликтов. Отношения между конфликтующими сто­ронами выступают в виде противоречия не только в той его части, что стороны представляют противоборствующие силы за те или иные инте­ресы, но и в той - не менее важной составляющей противоречия, - что стороны взаимополагают, дополняют друг друга, являют собой диалек­тическое единство и диалектическую целостность.

Такое понимание противоречия дает возможность утверждать, что социальный конфликт (и межличностный как одна из его форм) есть и противоборство субъектов, и их единство. Межличностные отношения, будучи отношениями постоянными между их субъектами, априорно предполагают наличие необходимой потребности этих субъектов в дан­ных отношениях. Эта потребность может быть сопряжена с конкретны­ми социальными интересами или с ценностными, нравственно-этическими. В любом случае межличностные отношения в своих моти­вациях замыкаются на потребности в этих отношениях их носителей. Это дает возможность трактовать сущностную природу конфликта (и межличностного в том числе), как изначально духовную, а межличност­ные отношения, как ценностную систему (в той или иной морально-нравственной степени) для субъектов этих отношений.

Принимая во внимание оба концептуальных подхода к пониманию конфликта (через категорию «противоречие» и через категорию «взаи­модействие» («свобода воли»), поскольку они, отражают именно две важнейшие смысловые грани явления «конфликт», в качестве рабочей формулировки этого понятия считаем возможным придерживаться сле­дующего определения: «Конфликт социальный - тип социальных взаи­модействий, характеризующийся противодействием социальных субъек­тов, обусловленный противоречием их потребностей, интересов, целей, а также социальных статусов, ролей и функций» [14;61].

Это определение не только синтезирует вышеобозначенные подхо­ды к пониманию явления «социальный конфликт», но и соотносится с представлением о структуре конфликта, принятой в современной фило-софско-социологической литературе.

Проблематика конфликта требует остановиться на вопросе, связан­ном с подходами к классификации социального конфликта. Анализ ли­тературы позволяет сделать вывод о признании множества типологий. Одним из перспективных в этом отношении является системный подход, обеспечивающий классификацию конфликтов на внутри- и внесистем­ные конфликты.

В современной исследовательской литературе можно встретить многочисленные классификации конфликтов: по количеству участников, по степени урегулированности, по мотивам, по длительности, по ресур­сам, по последствиям для социальной системы, характеру первопричи­ны, соотношению рангов конфликтеров и т.д. Иначе говоря, основания­ми для типологизации могут быть все возможные характеристики кон­фликта. Выбор для типологии зависит, как правило, от задач и характе­ра исследования, а также от методологического подхода к проблеме типологии.

Достаточно обоснованными можно считать типологии, основанные на субъектном признаке, т.к. субъекты конфликта есть важнейший эле­мент структуры конфликта, и суть конфликта определяет: в рамках гоб-бсовской концепции конфликта - противоборство субъектов на пути осуществления противоположных интересов, ценностей, целей, а в кон­тексте аристотелевской концепции – активизация усилий конфликтую­щих сторон на выяснение причины конфликта и выбор средств ее устра­нения. Такой подход к типологизации конфликтов специалистами опре­деляется как субъектный. Исследователи Н.С. Данакин и Л.Я. Дятченко выделяют конфликты, исходя из уровня субъектов: глобальные, межго­сударственные, региональные, групповые, семейные, межличностные.

Одна из развернутых типологий, основанная на субъектном подхо­де, предложена, в частности, Ю.Н.Козыревым: человек - природа, меж­дународные конфликты, межклассовые конфликты, внутриклассовые конфликты, межличностные, внутриличностные конфликты.

Данного рода классификации позволяют в подходах к явлению «конфликт» сосредоточиться на подробном изучении того или иного типа конфликта, сделать выводы о его возникновении и течении, а так­же предложить оптимальные способы регуляции конфликта.

Концептуальный анализ включает такие понятия как «управление конфликтом», «урегулирование конфликта», «разрешение конфликта» и «предупреждение конфликта». Различение этих понятий, как правило, проводится  исследователями,  придерживающимися     диалектической концепции конфликта, в соответствии с которой конфликт есть следст­вие некоторой причины и причина некоторого следствия).

Так, в трактовке Т.М. Сулимовой термины «разрешение конфлик­та» и «урегулирование конфликта понимаются следующим образом: «Концепция урегулирования, - пишет Т.С. Сулимова, - предполагает завершение конфликта путем побуждения или принуждения одной из сторон к принятию предложения, выгодного другой стороне либо по­среднику. Достигнутое таким образом завершение конфликта делает постконфликтные отношения неустойчивыми. Они содержат в себе воз­можность продолжения конфликта в новой форме. По сути, при данном завершении конфликта используется метод силового давления» [13; 901]. Д.П. Зеркин дает, близкую к приведенной концепцию урегулиро­вания как форму вмешательства в конфликтный процесс: «Регулирова­ние представляет собой действие управляющего субъекта с целью смяг­чения, ослабления или перевода его в другое русло и на другой уровень отношений» [6; 371]. Разграничивая понятия « регулирование» и «раз­решение», Д.П. Зеркин подчеркивает, что «регулирование конфликта еще не есть его разрешение, поскольку сохраняются основные структур­ные компоненты конфликта» [6; 375].

Диалектическая концепция разрешения конфликта, которой при­держивается Т.С. Сулимова, предполагает его завершение посредством достижения соглашения через процесс переговоров, содержащий анализ субъектами конфликта причин его возникновения, возможных моделей выхода из конфликтной ситуации. В последнем случае соблюдается практическое преодоление тех обстоятельств, условий, которые привели к возникновению конфликта. И в результате достигается соглашение по установлению новых отношений равновесия между конфликтующими сторонами. Похожим образом прочитывается понятие «разрешение конфликта» и Д.П. Зеркиным, различающим при этом полное разреше­ние конфликта и неполное: ! «Если имеет место преобразование как устранение основы конфликта (причин, предмета), то конфликт разре­шается полностью. Неполное разрешение имеет место тогда, когда пре­образуются лишь некоторые структурные элементы конфликта, в част­ности, содержание противоборства, его поле, мотивационная база кон­фликтного поведения участников и т.п.» [6;376].

Иной подход к разрешению и урегулированию конфликтов обна­руживается в работах, где критерием эффективности преодоления кон­фликта является достижение соглашения в результате взаимодействия конфликтующих сторон. В частности, В.Н.Кудрявцев в определении разрешения конфликта делает акцент на итоговом достижении: «Разре­шение конфликта - это, по сути дела, достижение соглашения по спор­ному вопросу между участниками» [8; 124].

А.В. Дмитриев и В.П. Казимирчук, принимая во внимание также этот аспект в определении разрешения конфликта, указывают на четыре способа разрешения социальных конфликтов:

- соглашение в результате совпадения мнений конфликтующих сторон;

- cоглашение, достигнутое в соответствии с законодательной или моральной волей внешней силы;

- соглашение, навязанное одной из сторон;

-   самоликвидация конфликта, когда он теряет свою актуальность.
Некоторые   исследователи   при   таком   подходе   обнаруживают

стремление интегрировать все возможные смыслы воздействия на кон­фликт на всех этапах его развития единым термином – «разрешение конфликта»: «Сохранение, развитие рационального и содержательного в позициях участников конфликта и отрицание, преодоление негативного, а также нахождение решения, удовлетворяющего в полной мере обоих участников, и есть реальное разрешение конфликта» [14; 146].

Сегодня в отечественной научной литературе развивается установ­ка на управление конфликтом, которая предполагает «урегулирование, разрешение в интересах общества в целом либо его отдельных субъек­тов» [16; 52]. Иначе говоря, под управлением конфликтом понимается весь арсенал средств овладения конфликтом с целью его оптимизации.

Такой точки зрения придерживается, в частности, Д.П.Зеркин: «Управление конфликтами включает в себя: прогнозирование конфлик­тов; предупреждение одних и вместе с тем стимулирование других; пре­кращение и подавление конфликтов; регулирование и разрешение» [6; 355]. А.Н. Чумиков так же понимает управление конфликтом как «ми­нимизацию неизбежных экономических, социально-политических, мо­ральных потерь и максимизацию такого же рода приобретений» [16; 52].

Есть и другие подходы. Так, концепцию управления конфликтами Т.С. Сулимова увязывает с методами предупреждения конфликтов.

И все же в большей степени предупреждение конфликтов исследо­вателями определяется как деятельность, направленная на недопущение его возникновения. Она ориентирована на основные элементы конфлик та (участников, мотивы поведения, средства, обеспечивающие противо­стояние и т.д.). При этом подчеркивается низкая эффективность превен­тивных технологий, обусловленная этической стороной проблемы: вме­шательство в конфликт (а предупреждение - одна из его форм) может расцениваться самими конфликтерами, как вторжение в частную жизнь и быть (не без оснований) отвергнуто ими.

Такое принципиальное различие в прочтении терминов обязывает определиться в работе относительно их понимания.

Несмотря на то, что взгляды авторов концепций разрешения, уре­гулирования конфликтов и управления ими не совпадают, общим для них является эвристическое начало, связанное с ориентацией на методы, способствующие оптимизации конфликтов путем достижения социаль­ной стабильности общественного развития. Этим объясняется жизнеспо­собность, как аристотелевской (диалектической), так и гоббсовской кон­цепций конфликта.

Поскольку переговорное посредничество (выяснение степени его эффективности является одной из задач настоящего исследования) предполагает: с позиций гоббсовского понимания конфликта, вмеша­тельство в конфликтный процесс с целью его коррекции (уменьшения, ослабления), т.е. урегулирования на всех этапах развития, а, с другой стороны, в рамках диалектической версии конфликта, воздействие на конфликтующие стороны с целью активизации их собственных усилий по выяснению и устранению причины конфликта, считаем необходимым различать понятия «урегулирование конфликта» и «разрешение кон­фликта».

Мы будем под урегулированием конфликта понимать прекращение реального противодействия конфликтующими сторонами собственными усилиями, либо с привлечением посредника путем уменьшения всех де­структивных характеристик конфликта и активизации его интегратив-ных свойств. В этом случае результатом урегулированного конфликта можно считать достижение консенсуса.

Там, где речь идет о воздействии на любые аспекты конфликта с целью выяснения и устранения причины конфликта усилиями либо са­мих конфликтеров, либо с участием посредника, мы будем иметь в виду процесс разрешения конфликта. Результатом его можно считать дости­жение компромисса.

Управление конфликтом понимается нами как процедурная сторо­на процесса урегулирования и разрешения конфликта, синтез актов все стороннего воздействия на конфликт с учетом существенных черт, при­сущих конкретному конфликту.

Сущность стратегии предупреждения заключается в устранении источников социального напряжения, генерирующих развитие кон­фликтных ситуаций в деструктивном направлении.

Задачами исследования во многом определено внимание именно к вопросам урегулирования и разрешения конфликтов.

Поскольку мотивационной базой конфликтов многими исследова­телями, сторонниками концепции социального конфликта в интерпрета­ции Т.Гоббса, признаются интересы и ценности, регуляция социальных конфликтных процессов закономерно предусматривает нравственно-этическое и философское их рассмотрение.

Интерес, будучи конкретизированной осознанной потребностью, как правило, связан с распределительными отношениями.

Ценности (в противовес интересам и потребностям) затрагивают, в первую очередь, сферу духовной деятельности, нравственного самосоз­нания личности. На первый план в мотивации поведения выступают нормативные, ценностные представления личности (о возможном и не­допустимом, о добре и зле, о справедливом и несправедливом и т.д.). Оптимизация конфликтов должна предусматривать не только анализ интересов и ценностей сторон конфликта, но и их соотношение, а также анализ любых интересов и ценностей в контексте общих доминантных ценностей сторон.

Подходы к урегулированию и разрешению конфликтов обязывают обратить внимание на два взаимоисключающих концептуальных взгля­да в отношении общей оценочной стороны конфликтов в современной науке. При этом оба они отражают приверженность концепции, в соот­ветствии с которой конфликт - свойство, имманентно присущее природе человека.

1.Некоторые философы, социологи, психологи трактуют конфликт как результат социальной напряженности, как начало дисфункциональ­ное, деструктивное, которое может и должно быть преодолено рацио­нальными средствами.

Другие исследователи объявляют конфликты формами социаль­ной напряженности, органичной составляющей общественного процесса и характеризуют их как явление функциональное, как норму отношений между людьми, усматривая такие положительные функции конфликта, как выявление потребностей и интересов, отношений конфликтующих сторон, получение дополнительной информации, выявление проблем, установление равновесия, стабильности, стимулирования и адаптации социальной системы и ее элементов (включая отдельных субъектов) к изменяющейся среде и т.д.

Данные подходы к осмыслению функций конфликта дополняются еще одной точкой зрения, которая признает бимодальность любого кон­фликта, потенциальную заключенность в нем положительного и нега­тивного зарядов. Конечный же знак конфликта - функциональные либо дисфункциональные последствия - зависит от подхода к управлению конфликтом. Такой взгляд на функциональную сторону социального конфликта, с опорой на аристотелевскую концепцию конфликта, излага­ется, в частности, в работах В.Н. Шаленко и А.Н. Чумикова. В исследо­ваниях этих авторов реализуется иной стандарт рациональности: раз­двоение единого и познание противоположных сторон.

Имея дело с межличностными конфликтами, следует принимать во внимание именно данный подход, обеспечивающий наиболее объектив­ный и всесторонний анализ самого конфликта как формы диалектиче­ского противоречия и его реальных и прогнозируемых последствий, это, в свою очередь, дает возможность моделировать и применять на прак­тике адекватную программу регулирования и разрешения того или иного конфликта. Нерегулируемые же межличностные конфликты по своим последствиям, как правило, дисфункциональны.

В то же время следует особо подчеркнуть, что прикладной аспект этой деятельности, конкретный проект регуляции социальных конфлик­тов должен учитывать специфику развития нашего общества на данном этапе истории.

Современное российское общество, открыто признавая наличие конфликтов, обеспечивает наряду с другими социальными процессами возможности оптимизации позитивно-функциональных конфликтов, поскольку в них наличествуют интегративные и стимулирующие начала, а что касается деструктивных конфликтов, то развитые формы демокра­тии ориентированы на совершенствование, моделирование различных технологий предупреждения и урегулирования конфликтных процессов.

Задача отлаживания подобных подходов к урегулированию и раз­решению конфликтов должна учитывать прежде всего специфику самого российского общества, его истории. Русская история свидетельствует (Н.М. Карамзин, С.М. Соловьев, В.О. Ключевский), что зачастую про­тиворечия старого образца наслаиваются на противоречия разного рода в новых формах, а это, конечно же, усиливает их интенсивность и кон­центрацию.

Причем, иногда на фоне слабого осознания участниками социаль­ных конфликтов их объема и характера, проявляется важнейшая обще­ственная проблема - необходимость уменьшения деструктивного харак­тера конфликтов и повышением их конструктивной значимости, что, в свою очередь, благотворно отразилось бы на прогрессивном развитии общества. В этом значении отечественная конфликтологическая теория и практика могут рассматриваться как действенный инструмент реаль­ного осуществления этого процесса.

Уместно упомянуть о том, что мировым сообществом достигнуты значительные успехи в области конфликтологических исследований (на сегодняшний день только в США насчитывается более 400 программ и проектов, ориентированных на разрешение конфликтных ситуаций раз­личного рода и тем самым обеспечивающих прогрессивное развитие социальных процессов).

Источниками порождения большинства конфликтов на всех уров­нях являются и объективные причины, в первую очередь, - неравенство возможностей для самоактуализации личности в нынешних условиях, прямо или косвенно связанное с экономическим кризисом, поразившим общество. Осознание же неравенства возможностей влечет стихию дест­руктивных эмоций, преодоление которой, как правило, не по плечу субъектам конфликтов, идет ли речь об отдельной личности, социальной группе или социальной общности.

Следовательно, возникает необходимость в рационализации кон­фликтов, их управлении в рамках соответствующих подходов, наиболее конструктивными из которых на сегодняшний день признаются перего­воры и посредничество, при этом посредничество, на наш взгляд, более адекватно времени и специфике межличностного конфликта.

Инициация многих конфликтов, их концентрация объясняются также усложненностью интересов субъектов конфликта. Обеспечение процесса рационализации конфликта означает в таком случае, в первую очередь, осуществление дифференциации наличествующих интересов. Это основание конфликта так же подразумевает привлечение таких спо­собов управления, в наличии которых есть элементы, которые могут содействовать или полностью обеспечивать процесс этой дифференциа­ции. В данном случае речь может идти о посредничестве как методе, открывающем большие перспективы регулирования и разрешения кон­фликтов, и наиболее адекватной условиям нынешнего времени.

Применение метода посредничества оправдано и одной из сущест­венных черт традиционного характера - нерациональностью, в силу чего субъекты конфликта чаще всего проигрывают, а не выигрывают. По­средник же в этом случае может выступить в роли прояснителя кон­фликта, привлекая в работе с конфликтующими сторонами, в частности, объяснительный потенциал возможностей реализации их притязаний.

Конфликтные процессы сегодня характеризуются и таким ярким феноменом психологического свойства, как переосмысление субъектами конфликтов (на разных уровнях) ценностных приоритетов в их содержа­тельные антиподы.

Тем самым в конфликтные процессы вносится сильное иррацио­нальное начало, что, кстати, вызывает сомнения многих авторов относи­тельно эффективности применения любых способов урегулирования и разрешения конфликтов.

Вместе с тем именно привнесенность иррационального начала в инициацию и характер течения конфликтных процессов еще с большей настоятельностью требует их рационализации и - по возможности -управления иррациональной стороной. Таким образом, в какой-то мере может быть блокирована массовость и стихийность социальных кон­фликтов, многие из которых являются порождением массово - типиче­ских феноменов в условиях культурной дестабилизации.

Именно в силу кризисного состояния общества основная метамор­фоза массовых настроений связана с отрицанием, неприятием происхо­дящих перемен. В связи с этим в социальной реальности наблюдаются два феномена общественных настроений. Одно из них - рессентимент, другое - ригоризм.

Под рессентиментом в социально - философской литературе при­нято понимать склонность к агрессии, склонность к разрушениям, т.е. состояние по своей природе прежде всего деструктивное.

В противовес рессентименту ригоризм - это консервативное со­стояние отстаивания принципов традиции и обычая в их различных со­циальных и мировоззренческих формах.

При этом важно обратить внимание на те феноменологические де­тали в понимании рессентимента, которые внес М. Шелер.

По мнению Шелера, рессентимент - это «самоотравление души» , психологически растянутое во времени и проявляемое в действиях и, в первую очередь, в ценностных суждениях, он находит выход в массовых и индивидуальных аффектах, таких, как чувство мести, ненависти, зло­бы, зависти и им подобным эмоциям. В основе рессентимента лежит импульс мщения, а его социальный выход - в реакциях гнева, возмуще­ния, ярости и т.д. Трудно отрицать, что, субъектно направленные, эти и другие отрицательные эмоции являются основой социально-деструктивных действий и прежде всего конфликтов разного уровня. Поскольку им подвержены некоторые слои населения (вне связи с их социокультурными характеристиками), то тем самым обеспечивается и феномен массовости конфликтов в период социальных и культурных изменений.

Если же быть более точными в формулировках нынешнего поло­жения вещей в нашем обществе, то речь сегодня скорее идет не столько о социальной трансформации, сколько о состоянии глубокого затянув­шегося системного кризиса, которым она обернулась.

Вот почему поликонфликтность с точки зрения психологической интерпретации данного феномена еще точнее и драматичнее видится в свете теории фрустрации и агрессии, поскольку фрустрация и агрессия -состояние, поразившее в условиях кризиса все общество.

С позиций данного подхода трудно переоценить значимость мето­дов, содействующих фактической минимизации деструктивных кон­фликтов, с одной стороны, и преобразованию массового сознания на основе институционального закрепления стандартов цивилизованного преодоления конфликтов - с другой стороны.

Вместе с тем осуществить этот процесс механически, спонтанно, волюнтаристским способом, конечно, невозможно. Для этого необходи­ма выработка с учетом всей сложности нынешней ситуации в России политических, экономических, юридических и других механизмов управления конфликтными процессами, освоение уже некоторого имеющегося опыта Запада, что будет являться важнейшей частью соци­ально-ориентированной политики современной России.

 

ВЫВОДЫ

 

Обращение к трудам выдающихся философов не оставляет сомне­ния в том, что они явились предтечей социологии и психологии кон­фликта, поскольку теоретизирование по основным вопросам конфликта (природа, причинность, взаимосвязь конфликтов разного уровня, спо­собы их предупреждения и преодоления) прямо или косвенно изначаль­но заявлено именно в истории философской мысли. К сожалению, исто­рически сложилось так, что проблема конфликта из области философ­ского рассмотрения отошла на уровень социологических и психологиче­ских исследований. В настоящее время вновь намечается возвращение к философскому анализу феномена «конфликт». При этом важно под­черкнуть, что главным вопросом философии конфликта был и остается вопрос о природе конфликта.

Таким образом, традиции накопления конфликтологических представлений имеют многовековую историю. Идеи противоречий, борьбы противоположных начал, конфликта и согласия, войны и мира были в центре многих философских направлений. Одни философы приписывали конфликту положительную роль в жизни человека и общества, другие – резко отрицательную. Большинство представителей различных эпох рассматривает конфликт как неотъемлемую часть человеческой жизни, как необходимость. Действительно, состояние конфликта – естественная необходимость, ведь его возникновение дает толчок всевозможным изменениям, преобразованиям природы, общества и человека, т.е. является условием их существования и развития.

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Аристотель. Политика. Афинская политика. – М., 1997. – 458 с.
  2. Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского / Пер. с англ. и лат. // Соч. В 2 т. – М., 1991. – Т.2. – 731 с.
  3. Гришина. Давайте договоримся! – Спб, 2002. – 88 с.
  4. Дюркгейм Э. Самоубийство // Тексты по истории социологии ХIХ - ХХ веков: Хрестоматия. – М., 2004. – С. 312-329.
  5. Зеньковский В.В. История русской философии: В 2 т . – Ростов-н/Д., 2003. – Т.1. – 544 с.
  6. Зеркин Д.П. Основы конфликтологии. Курс лекций. Ростов-н/Д., 2007. – 480 с.
  7. Козер Л.А. Завершение конфликта // Социальные и гуманитар­ные науки: Реф. журн. Сер. 11: Социология. – 1992. – № 4. – С. 169-179.
  8. Основы конфликтологии / Под ред. В.Н. Кудрявцева. – М., 2004. – 200 с.
  9. Растов Ю.Е., Трофимова Р.А. Конфликтология: Учебно-методическое пособие. – Барнаул, 2005. – 119 с.

10.  Руткевич М. Социальный конфликт: философское измерение// Вестник РАН. – 2000. – Т.64. – № 6. – С.479-490.

11.  Согомонов А. Культурная динамика и метаморфозы массового сознания (рессентимент и ригоризм) // Социодинамика культуры. – М., 2007. – Вып. 1. – С. 168-191.

12.  Сорокин П.А. Система социологии // Соч. В 2 т. – М., 1993. – Т.I. Социальная аналитика. – 447 с.

13.  Социальные конфликты в меняющемся российском обществе (детерминация, развитие, разрешение). – М., 2005. – 105 с.

14.  Социальные технологии: Словарь / Под ред. В.Н. Иванова. – М.: Белгород, 2004. – 301 с.

15.  Философский энциклопедический словарь. 2-е изд. – М., 1989. – 815 с.

16.  Чумиков А.Н. Управление конфликтом и конфликтное управ­ление как новые парадигмы мышления и действия // Социс. – 2001. – №3. – С. 52-57.

17.  Сулимова Т.С. Регулирование и разрешение конфликтов // Со­циальные конфликты в меняющемся российском обществе. – М.,2004 –С. 88-95.


Dr. Victoria 

 


 (голосов: 7)
| | Распечатать
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:

  • В Харькове жестоко избили азербайджанцев – политологи предупреждают об опас ...
  • Информационная игра Кремля с Минскими договоренностями
  • Героям Слава!
  • Тени грядущей контрреволюции
  • 70 лет Волынской резне: "Простить и быть прощенными"


  •  

    Опрос


    Пантеон героев

    Святослав
    Петр Сагайдачный
    Iван Сiрко
    Iван Богун
    Богдан Хмельницький
    Болбочан Петро
    Коновалець Євген
    Шухевич Роман
    Бандера Степан

    Популярные
    статьи
    »

    Инфо
    партнер
    Правые новости

    Правые
    вести


    Главная страница  |  Регистрация  |  Добавить новость  |  Новое на сайте  |  Статистика  |  Обратная связь
    Проект NASO.ORG.UA [2011] Андрей Камский
    счетчик счетчик
    Время выполнения скрипта 0.08063 секунд Время затраченное на компиляцию шаблонов 0.00094 секунд Время затраченное на выполнение MySQL запросов: 0.06832 секунд Общее количество MySQL запросов 3